Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
Здоровая Белгородчина
10:14, 19 июня 2021

Они рискуют жизнью, нас спасая. Главврач Ракитянской ЦРБ – о профессии медработника

Они рискуют жизнью, нас спасая. Главврач Ракитянской ЦРБ – о профессии медработникаФото: Татьяна Коломийцева
  • Интервью

Сотрудники больниц 20 июня отметят профессиональный праздник.

День медицинского работника в нынешнем году будет праздноваться 20 июня. Традиционно в этот день мы говорим спасибо людям в белых халатах за помощь, за спасённые жизни. Продолжающаяся пандемия очень доходчиво и ярко показала нам, насколько профессия медика важна, необходима, трудна и опасна. Во всём мире люди объединяются, чтобы выразить свою благодарность и поддержку врачам, медсёстрам и всем тем, кто имеет отношение к медицине. В это непростое время они, как никогда, нуждаются в нашем добром слове и поддержке. Нам тоже хочется сказать, что мы ценим наших докторов и медсестёр, которые стоят на страже здоровья земляков, ежечасно, если не сказать ежеминутно, рискуют собственным здоровьем, спасая наше, порой даже ценой своих жизней. Нет тех слов, способных передать всю гамму чувств выздоровевших людей, которым медики помогали и делом, и словом, и участием, и добрым отношением. Мы не устанем их благодарить за верность выбранной профессии, за их тихий каждодневный подвиг.

Мы хотим познакомить вас, наши читатели, с главным врачом Ракитянской ЦРБ Мариной Сергеевной Стефановой, которая возглавила больницу 12 мая.

— Марина Сергеевна, расскажите, пожалуйста, о себе, о том, как пришли в профессию.

— Я коренная белгородка, родилась в семье зубных техников. Мама и папа всю жизнь проработали в стоматологический поликлинике №1. Поэтому передо мною не стояла дилемма выбора профессии, после окончания школы в 1997 году я подала документы на медицинский факультет БелГУ, как золотая медалистка сдала один экзамен и поступила. Когда наступило время ординатуры, я выбрала специализацией терапию. В 2003 году после окончания учёбы проходила ординатуру в городской больнице №2, где затем и осталась работать врачом-терапевтом. Через пару лет меня назначили заведующей терапевтическим отделением. В 2018 году я стала заместителем главного врача по терапевтической части, с февраля 2020 года работала в должности первого заместителя главного врача по медицинской части, а 12 мая нынешнего года была назначена главным врачом Ракитянской ЦРБ. В настоящее время я являюсь врачом-терапевтом высшей категории, имею сертификаты кардиолога и организатора здравоохранения.

— Понятно, что после Вашего прихода прошёл всего месяц, этого, конечно же, совсем недостаточно для того, чтобы полностью оценить картину происходящего на новом месте, но какие Вы уже успели сделать выводы?

— Коллектив Ракитянской ЦРБ профессиональный, опытный, активный, с желанием работать, изменять медицинскую действительность к лучшему. Тем не менее, существует серьёзный кадровый дефицит, начиная с начальника АХЧ. Недостаёт врачей общей практики, медицинских сестёр. Идти в поселковые больницы и сельские ФАПы молодёжь не очень‑то и хочет, хорошо, что благодаря программе врио губернатора Белгородской области Вячеслава Гладкова нам выделены деньги на приобретение жилья для специалистов, надеюсь, это их привлечёт в наш район.

Сейчас я только знакомлюсь с людьми, ещё далеко не всех узнала, но уже точно могу сказать, что мне повезло, что есть такие замечательные профессионалы как заведующие терапевтическим отделением Татьяна Александровна Цыганкова и гинекологическим отделением Галина Васильевна Пашкова, мне нравится их подход работе, ответственность. Заместители главного врача по медицинской части Виталина Коротченко и по медицинскому обслуживанию населения Юлия Кадымова – целеустремлённые, хваткие, работающие на результат специалисты, что меня несказанно радует. Остальные открытия – впереди.

За то время, что я работаю главным врачом Ракитянской ЦРБ, я провела 23 встречи с населением района, рассказывала им о пользе и преимуществах вакцинации, поэтому главное знакомство с коллегами у меня впереди. Основная задача на данный момент – борьба с коронавирусом.

— Вы говорите об этом заболевании как‑то особо…

— Да, можно сказать, у меня с коронавирусом свои счёты, вторая горбольница, где я работала, в числе первых стала одним из самых больших в области ковидных госпиталей. Мы перепрофилировали все отделения, развернули реанимацию на 45 коек и всем коллективом практически год работали с больными, не выходя из «красной» зоны. Видели смерти. Я как первый заместитель главного врача начинала свой день с обхода тяжёлых больных в реанимации и брала на себя ответственность за всех в отделении. Это огромная психологическая нагрузка, потому что, несмотря на все наши старания, были смертельные исходы. Умирали разновозрастные люди. Мы никогда не забудем 19-летнюю беременную женщину, которая погибла у нас одной из первых, поступив с тяжелейшей коронавирусной инфекцией. И в 28, и в 32, и в 38, и в 46 лет уходили люди. Теряли мы и коллег, и близких родственников. Я расцениваю эту ситуацию как войну. До того момента, когда вышла первая вакцина, это был какой‑то апокалипсис. Мы каждый день искали дополнительные койки, чтобы размещать всё новых и новых больных, которых становилось всё больше, разыскивали по всей стране медикаменты, с которыми тогда было крайне сложно, респираторы и средства индивидуальной защиты, которые были в дефиците, это была самая настоящая современная война с вирусом, я только так и расцениваю сложившуюся ситуацию, потому что непонятно было, как жить дальше. На сегодняшний день в области провакцинировалось 335 тысяч человек, в Ракитянском районе – 7 868, но для формирования коллективного иммунитета этого крайне мало, надо, чтобы привилось 70 и более процентов населения, а в нашем районе – 34 600 жителей. Вот и подсчитаем. Процент пока оставляет желать лучшего. Моя борьба с коронавирусной инфекцией не закончится никогда. И позиция моя непримирима. Я, как только вступила здесь в должность, сразу донесла до всех свою позицию: все должны сделать прививки. Месяц назад было 64 непривитых, сейчас – шесть, и то по болезни. Я считаю вакцинацию единственным способом победить это заболевание, другого нет и быть не может. Если бы все видели то, что видела я, то, наверное, непривитых людей просто не было бы. Близится осень, и нас ждут тяжёлые времена. Особенно это касается группы населения 80+, потому что в районе бытует мнение, что вакцинация может им навредить. На самом деле всё как раз наоборот: если им случится заболеть, шансов выжить будет крайне мало!

— Спасибо, Вы очень доходчиво объяснили своё видение борьбы с пандемией, это прививки и только прививки для всех категорий населения. А чего нам в остальном ждать от нового главного врача?

— Скучно не будет. Сидеть и довольствоваться тем, что мне дали, я не буду. Я собираюсь всё то, что мне доверили, максимально совершенствовать, развивать. Сейчас мы закупаем необходимое лабораторное оборудование: биохимический, электролитный, кислотно-щелочного состояния анализаторы. Вижу, что необходимо закупить в самое ближайшее время, в частности стол хирургический и осветительные лампы в операционную. Ищу спонсоров, потому что больница самостоятельно приобрести это не в состоянии.

— А что у нас из аппаратуры находится в плачевном состоянии? Я, например, знаю, что аппарат СКТ, закупленный, кстати, совсем недавно, постоянно выходит из строя…

— Об СКТ отдельный разговор. Аппарат односрезовый, очень медленный, но проблема в том, что он невероятно устаревший в плане программного обеспечения. В департаменте здравоохранения я узнала, что замена оборудования у нас стоит в плане 2023 года, но проблема не в этом. Вся страна в плане диагностики работает на «удалёнке»: на месте лаборант делает исследование, которое затем по каналу защищённой связи передаёт в любой город – Москву, Санкт-Петербург, Новосибирск, и там специалист-диагност читает снимки и присылает заключение. Так сейчас работает вся страна. Но, к сожалению, наша модель СКТ не способна передавать информацию, даже если его программное обеспечение обновить, усовершенствовать, поднять на уровень выше.

С флюорографами вопрос решаемый. Всё упирается в наличие свободных финансовых средств. В Пролетарском ремонтируют трубку, скоро аппарат заработает, а пока в Ракитном запускаем аппарат, то туда мы можем направить наш мобильный комплекс. Всегда нужно искать варианты выхода из сложившихся обстоятельств, «изворачиваться» с учётом финансовой действительности.

На следующий год в планах стоит капитальный ремонт корпуса стационара, и у меня есть своё видение, какие бы я внесла корректировки в план ремонта. Старая часть поликлиники тоже будет ремонтироваться. Я привыкла всё делать так, чтобы не было стыдно за свою работу, поэтому постараюсь, чтобы всё было сделано максимально хорошо.
Мне очень важно организовать обратную связь с населением. Я хочу, чтобы люди подписывались на меня в Instagram («Stefanova_marina_glavvrach») и все свои вопросы туда адресовали. Будем их решать по мере поступления и возможности. Например, одна женщина написала, что очень дорого ездить в областной центр лечиться аппаратом «Тонзилор». Я выяснила, что он у нас есть, но на нём не работали по техническим причинам. Сейчас эти проблемы устранили, можно записываться и получать услугу. Да, она платная, так как не входит в перечень услуг обязательного медицинского страхования, но цена на порядок ниже, чем стоимость проезда в Белгород и покупка там этой услуги. Так что обратная связь нужна, есть масса вопросов, которые решаются на месте. Есть, конечно, глобальные, такие как проблема с СКТ, но и её мы будем устранять. Я понимаю, как важно иметь информацию в общем доступе, чтобы остальные врачи, которые будут работать с тем или иным пациентом, не просто читали описание, но и имели возможность посмотреть все срезы.

— Переехали ли Вы жить в Ракитное?

— Нет, пока я сюда переезжать на постоянное место жительства не собираюсь, у меня старший сын перешёл в 11-й класс, и срывать его с места считаю нецелесообразным. Мне обещают предоставить служебную однокомнатную квартиру (а большего мне не надо), где я буду оставаться в течение рабочей недели, а на выходные ездить домой. Очень хочется бывать в больнице не только днём, но и в вечернее и ночное время, нужно знать, как и чем живёт вверенная мне организация, контролировать работу. Кроме того, хотя пока я и не веду своих пациентов, но в консилиумах о тяжёлых больных, о тех, кого необходимо класть в реанимацию, участвую, а это бывает в любое время дня и ночи.

— Близится ваш профессиональный праздник, что Вы хотите пожелать своему коллективу?

— Я поздравляю коллег с Днём медицинского работника. Желаю слаженной работы, взаимоуважения в коллективе, совместных успехов в борьбе за здоровье наших пациентов, чтобы у всех всегда была возможность и желание профессионально расти и развиваться. Чтобы собственное здоровье было отличным, работа приносила удовольствие, а личная жизнь – радость и душевный покой.

Отдельно хочется упомянуть ветеранов нашей службы. Мы благодарны вам за годы нашего нелёгкого труда, когда вы спасали человеческие жизни. Будьте здоровы и счастливы, мы надеемся, что являемся вашей достойной сменой.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×